Усенов Абдулла.Сайт посвящённый ветеранам, проживающим в ЮКО. Портал Shymkent13 – сеть сайтов о Шымкенте..





Год рождения: 1924;
Дата присвоения звания: 25 августа 1944 года (посмертно) год;
Район призыва: Город Туркестан;
Место рождения: Поселок ст. Туркестан

Усенов Абдулла

Усенов Абдулла — сапёр 159-го отдельного сапёрного батальона 112-й Рыльско-Коростенской стрелковой дивизии 60-й армии 1-го Украинского фронта, рядовой.
Родился 18 июля 1924 года в посёлке Туркестан Чимкентской области Казахстана в крестьянской семье. Казах. Окончил 4 класса железнодорожной школы. Работал слесарем в вагонном депо станции Туркестан.
В сентябре 1942 года призван в ряды Красной Армии. В боях Великой Отечественной войны с февраля 1943 года. Воевал на Центральном и 1-м Украинском фронтах.
Сапёр 159-го отдельного саперного батальона (112-я стрелковая дивизия, 60-я армия, 1-й Украинский
фронт) рядовой Усенов при прорыве фашашистских танков в селе Нивки (Коростенский район
Житомирской области) 7 декабря 1943 года вступил в единоборство с 2 танками, с миной
бросился под один из них и взорвал его…
Похоронен в селе Нивки. Там же Герою установлен обелиск.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1944 года за отвагу и мужество, проявленные в боях на Правобережной Украине pядовому Абдулле Усенову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Награжден орденом Ленина.
На территории мастерских станции Туркестан Герою установлен памятник. Его именем названы улица в городе Туркестан и школа колхоза имени Н. К. Крупской, где учился Герой.
Из очерка Геннадия Иосифовича Кривохижина «Отважный сын казахских степей»:
— Да, враг здесь нанесёт главный удар, — говорил генерал, всматриваясь в исчерченную карту. — Ясно. Но как отразить его? Как остановить? Сил-то мало. Дивизии ослаблены. Как остановить танковую лавину врага?
Он вызвал к телефону командира корпуса.
— Обстановку у вас знаю, — начал генерал, чтобы сразу пресечь жалобы на недостаток резервов, на большие потери в войсках. — Выдвигаю за вами резервный полк. Противотанковый артполк через час будет в ваших боевых порядках. Танковый кулак врага остановить, обескровить во что бы то ни стало! Соберите всё. Полевую и зенитную артиллерию — на прямую наводку. В пехоту как можно больше противотанковых гранат и бутылок с зажигательной жидкостью. Бросьте сапёров на острие танкового клина. Обеспечьте мне время для перегруппировки, — подчеркнул командарм и потеплевшим голосом добавил: — Помните: многое могут сделать люди. На них наша надежда. Драться, не щадя жизни… Передайте это солдатам.
— Есть драться не щадя жизни… — ответил командир корпуса, выслушав приказ командующего.
В сапёрном батальоне быстро отдавались приказы ротам, взводам, группам. Здесь отлично сознавали нависшую опасность. Час назад с большим трудом была отражена атака вражеских танков. Но назревала новая, ещё более мощная. Отсюда было видно, как на дальней опушке леса группируются фашистские танки.
Командир взвода сапёров лейтенант Потокин скомандовал:
— Усенов! Ко мне!
Перед командиром стал навытяжку совсем молоденький казах. В его вещевом мешке — мины, в плащ-накидке — тоже мины.
— Абдулла, тебе особая задача: видишь впереди метрах в трёхстах чёрную полосу, идущую от дороги вправо?
— Вижу, — коротко ответил солдат.
— Там у нас будет минный форпост. Нарвутся вражеские танки, начнут метаться, борта подставлять нашим пушкам. Тебе ясно? — Лейтенант всегда старался, чтобы каждый солдат понимал свой маневр.
— Ясно, понятно, — спокойно ответил Усенов.
— По кювету, скрытно, бегом туда. Поставишь мины на чёрном поле, — приказал взводный.
Офицер посмотрел в глаза солдату, что-то хотел добавить, но, видно, счёл слова излишними.
— Ясно, товарищ лейтенант… — промолвил Абдулла, поняв недосказанное. Потом, чуть поколебавшись, вынул из кармана письмо и подал лейтенанту.
— Отошлите, если со мной что случится…
Командир взвода неотрывно следил в бинокль за действиями Усенова. Лейтенант видел, как трудно было ему бежать по кювету. Сорок килограммов мин прижимали солдата к земле. Кювет местами засыпан снегом, кое-где завален камнями, днище узкое. Усенов порой падал, поднимался и опять бежал вперёд. До чёрной полосы ему оставалось ещё немного, как танки противника двинулись с опушки леса.
Лейтенант Потокин понимал, что поставить заграждение Усенов не успеет: мины надо зарядить, растащить по полю. Нет, не успеет! И пытаться нет смысла.
В бинокль отлично видно не только каждое движение солдата, но и выражение его лица. Лейтенанту хотелось подсказать Усенову, чтобы тот затаился в кювете, пропустил первую волну танков противника и поставил заграждение перед следующей. В данной обстановке такое решение было бы вполне правомерным. Но солдат, видимо, решил подорвать первый танк врага. Это, конечно, могло помешать движению немецких танков. Но какой ценой! «Усенов не может не понимать, что погибнет», — думал лейтенант, ещё плотнее прижав бинокль к глазам.
Вот боец вылез из кювета. Змеёй, по-пластунски, он быстро пополз наперерез «тигру».
Всё остальное произошло быстро. Усенов вскочил и с миной в руках метнулся под вражеский танк… Он не услышал взрыва, не увидел, как пошатнулся «тигр», крутнулся на месте. Он не увидел, как остановились другие, следовавшие за первым, а потом начали сворачивать в сторону, разворачиваться назад, предполагая, что нарвались на минное поле, ранее не разведанное. Он не видел, как некоторые из них загорелись, поражённые в борт нашими пушками. Произошло невероятное: танки врага отошли на исходные позиции.
Так, на житомирской земле, в бою у села Нивки Коростенского района 7 декабря 1943 года отдал свою жизнь Герой, пришедший из далёких казахских степей на украинскую землю защищать свободу и независимость своей великой Родины. Не щадя жизни, грудью своей он остановил врага. Время для перегруппировки резервов было выиграно.

Комментарии